§ Широкогоровы §
toggle menu

Сергей Михайлович

Сергей Михайлович Широкогоров— второй сын Михаила Ивановича Широкогорова и его жены Александры Юльевны, младший брат Владимира Михайловича, старший брат Евгении Михайловны, Михаила Михайловича, Киры Михайловны и Александра Михайловича. Родился 19 июня 1887 года в Суздале.

О его детстве и начальном образовании до поступления в гимназию у нас сведений нет. В период с его рождения и до 1893 года его отец активно строил карьеру провизора, работая в аптеках Москвы, Суздаля, Орловской губернии; в конце 1889 года подтвердил свою квалификацию, пройдя испытание на Медицинском факультете Московского университета; служил в Касимове и наконец приобрел первую собственную аптеку в Епифани Тульской губернии.

С 1896 года Сергей учился в Тульской классической гимназии, затем (вероятно, после переезда семьи из Епифани в Вольск в 1897) в Ставропольской классической гимназии (ныне город Тольятти). В 1903 году перевелся в частную гимназию Трефиер в городе Юрьев Лифляндской губернии (ныне Тарту, Эстония, — видимо, направлен под надзор дяди, Ивана Ивановича Широкогорова). Закончил курс, но, не сдав экзаменов на аттестат зрелости, в 1905 году «ввиду болезненного состояния» выехал в Париж.

В Париже Сергей Михайлович слушал курс на филологическом факультете Сорбонны, а также курс в Высшей школе политической экономии и в Антропологической школе. Насколько нам известно, в соответствии с результатами поиска 2017 года, проведенного французскими исследователями, в Национальном архиве записей о получении С.М. Широкогоровым в 1908-12 году докторского диплома филологического факультета нет.

В 1906 году Сергей Михайлович познакомился с Елизаветой Николаевной Робинсон, также учившейся в Париже на юридическом факультете. 12 июля 1908 года они обвенчались в Свято-Троицкой и Александра Невского церкви.

В 1910 году супруги вернулись в Россию. Сергей Михайлович подал прошение о приеме его в число студентов естественного отделения физико-математического факультета Санкт-Петербургского университета. Прошение было удовлетворено, и с осени 1911 С.М. Широкогоров стал студентом. С 1912 года он начал работать в Музее антропологии и этнографии (Кунсткамере) по регистрации коллекций. Спустя некоторое время, видя молодого ученого в деле, директор Музея академик В.В. Радлов предложил С.М. Широкогорову заняться изучением одной из трех групп народов: самоедов, дравидов или тунгусо-маньчжуров, и провести у них самостоятельные полевые исследования.

В мае 1912 года Сергей Михайлович с Елизаветой Николаевной отправились в первую экспедицию в Забайкальскую область. Эта поездка была организована на собственные средства супругов. Следующая экспедиция 1913 года была профинансирована уже «Русским Комитетом для изучения Средней и Восточной Азии в историческом, археологическом, лингвистическом и этнографическом отношениях». В мае 1914 С.М. Широкогоров был командирован в Кубанскую область для антропометрических исследований. Следующая экспедиция планировалась очень масштабной и долгосрочной, с 1915 по 1917 год. В связи с этим Сергей Михайлович принял решение уйти из университета.

Из своей большой экспедиции Сергей Михайлович и Елизавета Николаевна возвращались уже после февральской революции, и помимо прочего в конце апреля на одной из станций следования были задержаны местным Комитетом общественной безопасности как возможные немецкие шпионы. Потребовалось вмешательство А.Ф. Керенского, на тот момент министра юстиции, и его личное ручательство, чтобы ученый и его жена были отпущены.

В тексте телеграммы Керенского название станции указано ошибочно — «Духново» вместо Рухлово

Широкогоровы вернулись в Петроград, посетили родных Елизаветы Николаевны в Екатеринодаре. Затем Сергей Михайлович провел несколько месяцев в научной работе в Музее и подал руководству прошение об утверждении его младшим антропологом Музея этнографии и антропологии Академии наук. В начале октября прошение было удовлетворено, и одновременно с этим С.М. Широкогоров был направлен в Северную Манчжурию. Супруги уехали из Петрограда 23 октября 1917 года, за 2 дня до большевистского переворота. Они прибыли в Пекин 24 ноября, где пробыли до мая 1918 года, после чего через Харбин отправились во Владивосток.

С этого времени и до окончания своего пребывания на русском Дальнем Востоке С.М. Широкогоров совмещал научную, преподавательскую и политическую деятельность.

В июле 1918 г. генерал Д. Л. Хорват принял Широкогорова на работу в Дипломатическую канцелярию Временного Дальневосточного правительства, а в декабре 1918 г. назначил главой канцелярии. Сергей Михайлович постоянно находился в разъездах между Владивостоком, Харбином и Токио. Вскоре он примкнул к Дальневосточному комитету, располагавшемуся во Владивостоке и Харбине, и составил приветственный адрес на имя адмирала А. В. Колчака (г. Владивосток, не позднее 25.11.1918); в нем говорилось о «единовластии, единственно могущем вернуть Россию на путь былой славы и могущества”.

В сентябре 1918 г. Во Владивостоке был создан Комитет по открытию частного Историко-Филологического факультета, председателем которого стал Сергей Михайлович, он также возглавил кафедру Сибиреведения. Из курсов он читал Археологию Сибири и общий курс Русской истории. Поскольку С.М. Широкогоров уже проявил свои организаторские способности, то он был привлечен к работе бюро по составлению проекта открытия Государственного Дальневосточного университета, а вскоре стал председателем комитета по созданию университета. В таком качестве он и подготовил основную часть проекта об учреждении университета. Поскольку Приморье в этот период входило в сферу юрисдикции Сибирского правительства адмирала А.В. Колчака, то необходимо было получить на открытие университета санкцию министерства просвещения этого правительства. Это ответственное дело было поручено председателю комитета по созданию университета и в июне 1919 Сергей Михайлович поехал в Омск, где и решил принципиально этот вопрос. В новом Университете Сергей Михайлович возложил на себя преподавание таких предметов, как История России, Археология и Этнография Сибири

Зимой 1920 было сформировано Временное правительство Приморской областной земской управы, противостоящее буферной «Дальневосточной республике», вполне лояльной РСФСР. На волне этого противостояния возникло «несоциалистическое движение», в котором Широкогоров стал едва ли не главным идеологом. Из-за изменения политической обстановки, когда во Владивостоке к власти фактически пришли большевики, С.М. Широкогоров весной 1920 выехал через Маньчжурию и Корею в Японию и провел там, по-видимому, около года. Вероятно, ученый полагал себя уже эмигрантом, так как ожидал прибытия из Приморья своего научного архива.

Однако через некоторое время после меркуловского антибольшевистского переворота весной 1921 года, Сергей Михайлович вернулся во Владивосток. В конце 1921 он решил снова вернуться к преподавательской деятельности и участвовал в конкурсе на замещение должности по кафедре этнографии и географии стран Дальнего Востока восточного факультета в ГДУ. В январе 1922 он был утвержден в звании приват-доцента (здесь нужно напомнить, что фактически Сергей Михайлович не имел законченного русского высшего образования, а заграничная научная степень соискателя была воспринята коллегами по Университету с его же слов). Примерно в то же время С.М. Широкогоров занял должность одного из секретарей Народного собрания, при этом входил уже в промонархическую национально-демократическую фракцию.

По результатам неудачного зимнего «Хабаровского похода» развилось напряжение между Правительством с одной стороны, и Народным собранием и армией с другой. В результате Правительство 31 мая 1922 года объявило о роспуске Народного собрания, а парламент отказался подчиниться, возник так называемый «нарсобровский недоворот». Сложилось двоевластие, напоминающее в уменьшенном масштабе начало февральской революции 1917 года, начались вооруженные стычки, появились жертвы. Для разрешения ситуации из Харбина был приглашен генерал Михаил Константинович Дитерихс. В результате предпринятых действий Широкогоров вместе с рядом других видных деятелей Народного собрания был в начале июня арестован.

Освобожден из-под стражи Сергей Михайлович был уже во время работы Приамурского Земского собора и после назначения генерала Дитерихса Правителем Приамурского государственного образования, в начале августа 1922 года. Вскоре после этого С.М. Широкогоров отправляется в Шанхай с целью издания там своей работы «Этнос». В конце октября Владивосток был занят Народно-революционной армией ДНР, в Приморье утвердилась советская власть. Всем преподавателям Университета было предписано в короткий срок вернуться к исполнению своих обязанностей. Сергей Михайлович, находясь за границей, не смог выполнить этого требования и, несмотря на отправленные им в Университет объяснения, был уволен. Таким образом, лишившись работы в России (и будучи при этом «членом белогвардейских правительств») С.М. Широкогоров остался в Китае.

В Китае он и жил до своей кончины, работая в разных городах — в Шанхае (1922-1926), Сямэне (Амое) (1926-1928), Гуанчжоу (Кантоне) (1928-1930), в последнем он возглавлял департамент антропологии Института языка и истории. Потом он переехал в Пекин, в Университет Цинхуа, где был с 1930 г. профессором антропологии и социологии.

В Китае С.М. Широкогоров был известен под фамилией Ши Луго (китайский вариант его русской фамилии). Китайский историк An Dongqiang дал трактовку этого псевдонима: » (ши) (лу) (го) на китайском языке: (shi) означает историю, и это также распространенная китайская фамилия; (lu) означает удачу, и мы иногда используем это слово во время праздника китайской весны как наилучшие пожелания; (guo) означает страну или нацию. 史 (Ши и 禄 (Лу и 国 (Го) все существительные. Трудно однозначно сказать, что это значит вместе — в Китае часто записывают имена иностранцев в соответствии с произношением».

Большинство работ С.М. Широкогорова издавались в Китае на английском языке, многие из них вскоре после выхода в свет переводились на другие европейские языки. Сергей Михайлович внес большой вклад в развитие этнографии Китая, создал свою школу, был избран членом Академии наук Китая. Многие видные китайские ученые были его учениками.

Живя в Китае, Широкогоров, как и многие русские эмигранты, придерживался правых взглядов. В конце 1930-х годов он был членом Антикоммунистического комитета. В 1936 году Сергей Михайлович посетил Германию, рассматривая, по-видимому, возможности переезда из Китая. Есть свидетельства, что немецкий лингвист К. Менгес в их разговоре весной 1936 года указывал С.М. Широкогорову, что Германия не самое подходящее для переезда место из-за своей идеологии, и рекомендовал перебраться в США.

Сергей Михайлович Широкогоров умер в октябре 1939 года, его верной жены Елизаветы Николаевны не стало в 1943. Место их захоронения было установлено в марте 2015 года во время совместной поездки В.Н. Давыдова (МАЭ РАН) и Джозелин Даддинг (Кембриджский Университет, Великобритания) в Китай. Находится оно в Пекине на территории бывшей Русской Православной миссии в Бэй-Гуань.

ПО МАТЕРИАЛАМ:

Ревуненкова Е.В., Решетов А.М. Сергей Михайлович Широкогоров. Этнографическое обозрение, 2003, № 3

Решетов А.М. Петербургский период жизни и деятельности С.М. Широкогорова. «С.М. Широкогоров. Избранные работы и материалы, Книга 1.», Владивосток, Издательство Дальневосточного университета, 2001

Кузнецов А.М. Сергей Михайлович Широкогоров на Дальнем Востоке (1918-1922)

Арзютов Д.В. Антрополог или политик? Политические пристрастия и теоретические построения Сергея Широкогорова. Этнографическое обозрение, 2017, № 5

 
Электропочта shirokogorov@gmail.com
© 2009 - 2020